Блог О пользователеdruga-ya

Регистрация

Я такая, а кто не спрятался - я не виновата...

Календарь

<< Июль 2014  

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31

На странице

... когда сказаны все слова... написаны все письма.... когда вопросов не осталось, и встречи прекратились... прощаются все обиды, кроме одной – что ж ты, сука, меня не полюбил?! ... неужели трудно было?..... (c)

  • 9 июля 2014 | 01:26 аумпф 

    И тут же скукситься, после просмотра обоих твоих блогов, потому что там так давно ничего обо мне. Про собак, про цветочки и только беглое «ждут» в одном и пустота в другом….Потому что «3 часа назад» фотка смешной морды и ни слова мне.

    И сама понимаю, что и у меня о тебе — немного, как раз потому что в реальности чудесно, а сейчас — скучание. Но… откопанная в залежах комментов аватарка с задорной женской мосей окончательно выбивает из коллеи.

    Мы поменялись местами с прошлой твоей поездки — тогда тебя закручивало узлами, а я радовался твоим успехам и не понимал — ну зачем ты так?

     

    Хочется забиться в одеяло и тихо лежать там, пока не придет тепло, твое тепло и не спасет меня… 5 дней из 14 прошли. Очень хочется в родные руки, хоть и стыдно за эту слабость. спать

  • 9 июля 2014 | 00:56 на улице лето… 

    Царит +26, я выныриваю из офиса в солнечный душный вечер, из кафе пахнет вкусной едой, как будто отпуск и хочется сменить джинсы на шорты, рубашку — на майку, взять тебя и бродить-бродить-бродить по центру, прижиматься горячим голым плечом в метро, дразнить вырезом и напитавшимися солнцем, яркими глазами…

     

    Я даже забываю в этих мечтах, что ты не любишь жару, что фыркаешь и закрываешь ставни, двери, раздеваешься и сидишь, нагая, упругая, в сумраке и прохладе кухни… что ты сидишь, держа ноутбук на коленях, молниеносно щелкаешь клавишами и смотришь в экран сквозь опущенные ресницы — строго, повелительно, нежно и приподняв подбородок, как королева на коленопреклонного рыцаря.

    В такие моменты я любуюсь тобой и хочется пасть ниц или прийти ластиться виноватой кошкой, смотреть снизу вверх, потому что ведь ты строга… но вот ты замечаешь мой взгляд и поднимаешь глаза… и я вижу в них поочередно власть; вопрос; оценку моего, вдохновленного тобой, вида; горячую волну повелительного вожделения и, напоследок, самодовольную ухмылку, с которой ты опускаешь глаза обратно, взмахивая темными ножами своих густых ресниц… и это — аххх, моя голова катится с плеч долой, к твоим ногам, к твоему сердцу…….

     

    Сны очень странные — обрывки тревожных ситуаций… Страхи, что что-то случится, а ты не придешь.

    И уж точно съезжает крыша, когда я понимаю, что «тут совсем темно» - это потому что планета сделала почти целый оборот и солнце теперь на моей стороне, защищайтесь, сударь!))

     

    Ты ходишь вверх ногами и гладишь коал и редких золотистых опоссумов, любуешься австралийскими инженерами, которым только серфа в руках не хватает и пишешь мне усталые сообщения.

    Надеюсь, тебе хорошо там)

  • Австралию, да.

    Где много-много диких коал, кенгуру, утконосов, разноцветных very friendly пауков и всякой прочей живности)

     

    Первый день прошел безрадостно, я бесцельно шаталась по дому и не знала — чего мне делать и делать ли чего-то, потому как ты вроде еще здесь, но вроде, и не здесь. Так я и тупила в комп, пока не пришла пора спускаться к Донской.

    Ночью ты была со мной, я чувствовала жар твоего тела, ты брала меня — за руки и просто брала, ты улыбалась своими чудесными губами и смешно дышала в шею.

    Пробуждение было безрадостным, а днем я вдруг поняла, что все это время, с 10 утра и до еще фиг знает скольки ты находишься в воздухе. Это и был решающий добивательный удар, потому что я вдруг почуяла дикую панику, с колотящимся сердцем, со слезами, дрожащими руками и желанием узнать, что ты есть, что все в порядке, немного бытовых успокаивающих деталей. Но смски не долетали на высоту твоего самолета, поэтому пришлось справляться самой.

    Эти командировки — они очень полезны, знаешь? Я вдруг понимаю насколько сильно ты во мне… Ты родная и просто часть меня, я срослась с тобой, слилась в одно и когда тебя отбирают расстояния… мало будет сказать, что я скучаю.

    Пусть ты быстро доберешься до отеля и сладко уснешь, моя девочка, мое золото, нежность переполняет меня и вот-вот выплеснется банальными уменьшительными… хочется взять тебя на руки, всю, целиком и просто унести, прижимая к груди, как самое дорогое…

    люблю и мысленно глажу твою лохматую, вкусно пахнущую голову.

    Засыпай, мое солнце, засыпай.

  • 8 октября 2013 | 02:45 Опять 

    И опять пробивается тот же рефрен — «год прошел, а все так же…»

    А все так же не хватает тебя. По ночам, когда дома. Днями, когда ты работаешь. И даже когда ты рядом, но занят-занят и совсем устал…

    Воздух пресный без твоего запаха и когда тебя нет — это как голод, очень чувствуется. До тех пор, пока не обнимаешь меня и еще немного после. Потом тепло в груди от запаха, от тепла твоих бархатных ключиц, в которые утыкаться носом — счастье.

    Хочется вобрать тебя всю в себя, понимаешь? Взять и впитать тебя или впитаться самой в твои волосы, руки, губы, плечи, в твой живот, горячий и очерченный впадинками у бедер. Сплестись ногами, руками, шеями, как жирафы и застыть в этом ощущении.

    Захлебываюсь от нежности. Страшно, что пройдут годы и будет так же, такие же «волшебные колокольчики» будут безумием звенеть в голове. Но пусть будут, ибо страшнее — если нет.

    Я знаю чего хочу. И вижу все положенные картинки. Ты со мной, для меня, ты моя и так будет всегда. А если не будет когда-нибудь, то какая разница, если сейчас — так… Этот миг — наше все и в нем заключено наше прошлое, настоящее и будущее, где ты смеешься мне всю жизнь, купаешь в своей улыбке и все будет так, как мы захотим.

    Мы прекрасные и всесильные, правда-правда!

    «когда ты далеко — не шевельнуть рукой и рифмы мне не найти. Я пробовал петь, но голос хрипел и не попадал в мотиииииив….» (с)

  • На часах 3.42. и поэтому календарь показывает уже 4-ое число. Что означает, что остался всего день до того дня, когда ты вошла в мою жизнь, год назад.

    Я хотела бы сказать тебе то, что говоришь мне ты. То, чего ты не видишь в себе сама или видишь, но не придаешь значения. То, что заставляет меня останавливаться, что бы я ни делала и застывать, глядя на тебя. То, что знаю только я и даже я не знаю всего, что во мне…

    Ты стесняешься разговаривать с незнакомыми по телефону.

    Ты рисуешь на мне языком слова верности и отчаянно-уверенно флиртуешь с девушками.
    Потом ты приходишь радостный и горделивый и не веришь мне, что ты красивая.

    Ты перебираешь триста футболок перед выходом, заходишь то с унылым лицом, то с обнадеженным (когда футболка тебе самой нравится) и фыркаешь, когда видишь тушь в моих руках.

    Ты понимаешь какие-то странные рисованные конструкции, похожие на тощих пауков, говоришь, что это математика и считаешь ее в уме. 
    Ты не знаешь, что нужно отодвинуть запятую на 1 цифру влево, чтобы получить 10%.

    Ты, разбуженная моими шатаниями, приносишь мне простынь, «тебе, наверное, жарко» и убаюкиваешь меня пол-ночи, несмотря на то, что тебе на работу, а мне — нет.
    Утром ты будишь меня, чтобы поцеловать, когда прозвенел будильник. И когда встаешь. И когда уже почти оделась. И на прощание. И шапочку показать.

    Ты просишь меня читать стихи перед сном и танцевать в клубах, чтобы полюбоваться, при этом напрочь отказываясь делать то же самое.

    Ты точно знаешь, что будет завтра — у тебя все просчитано.
    Ты в ужасе от того, что же будет завтра — а мало ли чего.

    Ты не спишь ночами и питаешься всякой гадостью. 
    Ты просишь бульон, варенье, градусник и посидеть с тобой.

    Ты балуешь меня подарками и кафешками и говоришь, что иметь больше 1 куртки в сезон — НОРМАЛЬНО!) 

    Ты держишь меня в руках с трепетом, как птицу, которую можешь раздавить.
    Ты хватаешь меня за загривок и прижимаешь к стенам-полу-постели всем своим телом так, что у меня хрустит что-то в спине. Но это очень приятно. Ты знаешь.

    Ты смущаешься малейшего внимания.
    Ты никак не можешь погасить огонки в глазах после наших двусмысленных разговоров.

    Я знакома с твоей мамой, черт подери!))


    Ты лучшая. Я люблю тебя.
    Сейчас я не могу подарить тебе ничего, кроме себя и своих слов.
    Самое важное — этот год был замечательным.

    Будь со мной всегда.
    Твоя…

  • 25 сентября 2013 | 04:22 Моей 

    А так хотелось написать всегооо…
    Но вот я наработан и засыпающ, эмоции во мне, но тихо дремлют клубками.

    Все, что хочу и могу сказать — ты!
    Ты везде — внутри и снаружи.

    Вдыхаю твой запах от подушки и захлебываюсь им… хочется держать и греть им себя изнутри.
    Ничего не изменилось за год. И это хорошо.

    Сладких снов, моя принцесса.

    Сладких тебе снов.

  • 5 августа 2013 | 00:34 Кот Басё. 

    Я ничего не вижу, кроме этого чертова колеса.
    Вот оно поднимается, где-то под ним леса,
    благодатные райские кущи, живой ручей.
    Там я стал бы желанным, лучшим, а здесь – ничей.
    Ты прошел полкруга и был таков, и каждый таков, как ты. 
    Потому что нет вечной жизни и дураков,
    никогда не боящихся высоты,
    потому что там, куда поднимается неумолимое колесо,
    кровь холодеет и останавливается, превращаясь в небесный сок.
    Говорят, ад находится под землей, ты не верь им, они не знают, что говорят.
    Ад – это тысячи метров над нами, где птицы небесные не парят.
    Десять секунд до встречи с ним, восемь, быстрее, семь…
    Те, кто оставил землю, поднимаются на чертовом колесе.
    Оно стоит на вершине мира, над раем земным и небесным дном.
    Я боюсь высоты, но я знаю – туда придется идти одной.
    Когда ты подводишь меня к турникету и выпускаешь билет из рук,
    я почти привыкаю к этому, начиная девятый круг.


  • 5 августа 2013 | 00:33 Кот Басё. 

    Каждую ночь мне снится родной Канзас.
    Страшила не спас меня и дровосек не спас,
    И эта дорога из желтого кирпича
    Так мучительно горяча, что хочется закричать.
    Но не о том рассказ.
    Я слышу голос, он говорит мне:
    «Ткани тонкие, Элли, просыпайся и убегай.
    Там в котле у Гингемы начинается ураган,
    Каждый охотник желает знать, где сидит фазан.
    Тебе будет страшно, Элли, закрой глаза,
    Но только не помогай.
    Птице в зрачке прицела вылететь из кустов,
    Охотникам — проходить эти семь цветов,
    Урагану – разрушить город, городу – вырасти из руин.
    Всему свое время, Элли, решишь умереть – умри,
    Каждый подходит к смерти, когда готов».
    Он говорит мне: «Я не Гудвин, Элли, и даже уже не бог.
    Каждое чудо тебе причиняет боль,
    Поэтому больше не будет моих чудес,
    Будет чужая сказка, дремучий лес,
    Не оставайся здесь, Элли, Господь с тобой».

    Я смотрю на небо и вижу черный на синеве,
    Значит, скоро мой домик снова поднимет вверх,
    Выше туч, пронизанных солнцем, выше солнечного луча.
    Над радугой над дорогой из желтого кирпича,
    Над каплями на траве.
    И я говорю ему: «Забирайся, ветер крепчает, пора лететь.
    Если хочешь чуда – подожди его в пустоте,
    В глубине урагана, со смертью на коротке,
    Подержи ее, как собаку, на поводке,
    Приручи, потому что ты тоже один из тех.
    Ты же знал, где кончалась дорога, сидел фазан.
    Охотники шли, и ты им не рассказал.
    Ураган закончится, выплеснет семь цветов,
    Ты готов ко всему, а к этому не готов.
    Когда тебе страшно, не закрывай глаза.

    А потом мы летим с ним, и внизу начинается новый мир.
    Я смотрю, как он населяет его людьми,
    Ставит на поле чучело, дровосека ведет в лесу.
    Дровосек шагает, топор качается на весу,
    Лес на ветру шумит.
    Где-то идут охотники, радуга прячется в облака,
    Изумрудный город виден издалека,
    И горит дорога из желтого кирпича.
    Он улыбается: «Чтобы не заскучать,
    Чтобы нам никогда друг с другом не заскучать…»

    Просыпайся, Элли,
    знаешь, который час?


  • 5 августа 2013 | 00:17 Больное 

    Болею. Душой.

    Опять возникает этот страх, что буду обманута.
    Ты говоришь о потребностях и я пытаюсь понять. Интерес, любопытство, физиология, на худой конец. А внутри меня корчится боль и рвет мне изнутри грудную клетку, стопорит в горле ком, чтобы невозможно дышать, ошпаривает соленым кипятком веки… и кричит: «но почему ты вообще об этом думаешь?! почему так надо?! почему ты можешь хотя бы даже представить это?!».
    Потом ты говоришь, что как-то решится, вместе, возможно, потом… Я хватаю эту надежду и впиваюсь в нее, как в соломинку, как в единственное, что может спасти.
    И слышу про «ближайшие 50 лет». Тянет истерически ржать. От идиотского сочетания обещания многих лет и перспективы, что они станут такими мученическими для тебя. Ты успокаиваешь, пытаешься, и добиваешь вопросом «не собираюсь ли я прощать». 
    И внутри меня уже такое бессилие, такая безысходная гребаная дыра, потому что в этот момент я все представляю, пока ты говоришь, я вижу все это как сейчас и хочется сдохнуть, только бы не было так! И я не знаю, что сделать, чтобы твои прикосновения перестали быть болезненными и страшными в эту минуту.
    Ухожу, умываюсь, курю дрожащими пальцами… Прихожу, ложусь рядом. Чувствую родное тепло… и чужое одновременно. Задаю вопросы, чтобы услышать тебя. Слушаю ответы. Киваю. Как большая. 

    Живу следующий день с мантрой «всехорошо-всехорошо-всехорошо» и только иногда задыхаюсь от ощущения, что мне влепили под дых.

    И сейчас… читаю твой блог… чтобы увидеть всю нежность ко мне, чтобы снова поверить. Прокручиваю вниз… и нахожу слова. Сказанные не мне. Те, что я так хотела услышать.
    «Я хочу, чтобы ты была полностью и вся только моя. Как я только твой.»

    Звонишь и едешь. Я рад. Очень, правда. Я только не знаю рад ли я, что я рад……

  • 22 июня 2013 | 00:22 50 оттенков… 

    Дурацкая желтая книжка ввела меня в странное…

    Хожу медленно. Говорю тихо.
    Ощущаю себя подарком. С красной ленточкой.
    Еда внезапно оооочень вкусная. Ем тоже неторопливо и не отвлекаясь почти ни на что. Что редкость.
    Смотрю на себя в дУше, как со стороны. Млею под горячей струей воды. Не спеша провожу мыльными ладонями по рукам, плечам, груди. Ты выбрала этот гель для душа.
    Заботливо промокаю капельки воды полотенцем. Тепло.

    Как-будто я готовлюсь. Для тебя.
    Тебя нет и это странно. Но не печально и не раздирает, как раньше.
    Я знаю, что ты есть. И ты, хоть и не со мной сегодня, но… но я для тебя и ты это знаешь. Это странно заводит и успокаивает одновременно.

    Твоя.
  • 20 июня 2013 | 04:50 Не спится… 

    Не спится…
    Ворочаюсь, пытаясь уснуть и не могу — мне так не хватает тебя, твоего присутствия рядом.

    Твои прикосновения чувствуются кожей в момент перехода из яви в сон, и отдаются такими эмоциями, что меня выкидывает обратно в мою комнату, где тебя, увы, нет. Они такие разные… легкие, вскользь, по плечу; жесткие и сильные, те, с которыми обычно вырываются стоны; заботливые руки, гладящие меня по волосам; твои крепкие обьятия; мягкие губы за пол-секунды до поцелуя; твое тело, прижимающееся ко мне ночью… 
    Щекотные, нежные, поглаживающие, обжигающие…

    Каждое вызывает сбившееся дыхание, пульсацию тепла в груди, и зверское желание почувствовать их наяву.

    Пишу тебе смс и хочется выразить это все. Но вернее будет просто — я люблю.

    А за окном запела первая птица. Лето. Светает.
  • 20 июня 2013 | 03:13 Тыдыщ 

    А вот такой я дурацкий, да.
    Беру день на все-все, на то, чтобы подумать и отдохнуть, и побыть в тишине и спокойствии… но, к вечеру разрываюсь от желания твоего тепла, нежности и любви.

    И звоню. Но слышу усталый голос, как почти всегда в последнее время. Ты говоришь тихим, бесцветным голосом, как-будто позвонил посторонний, произносишь односложные фразы в ответ на мои попытки как-то расшевелить тебя, и раздражаешься, когда эти попытки становятся настойчивее (читай — отчаяннее). 

    И вроде, я все понимаю — болеешь, кот, работа, курсы… но… но день спокойствия катится к чертям от волнения, что все-таки, все должно быть не так. Должно быть так, как было раньше, когда я слышала радость и счастье, когда ты писала и звонила мне чтобы сказать сущую ерунду, лишь бы поговорить и хоть как-то приблизить нас друг другу… Когда я знала, что важна тебе и несу радость. Ты был задорным, всесильным и смеялся над пробемами в любом их виде. Мне нравилось думать, что часть этого задора — из-за того, что я в твоей жизни есть.

    Да, насильственное осчастливливание — мое все. Мое счастье — счастье любимого. 
    Спокойной мне ночи. Да.
    А тебе пусть приснятся хорошие сны.
  • 6 июня 2013 | 00:21 Кот Басё. 

    Я отныне, навеки и присно дышу тобой. Закрываю молитвослов и встаю с колен. Здесь высокий берег держит ногой прибой, моя хижина лепится боком к твоей скале. Иногда в рукаве пролива ползет паром, словно нить сквозь четки, время продето в дни. Я живу в твоем нутре, под твоим ребром, я прожилками кварца впаяна в твой гранит. Иногда приходят люди с большой земли, принося с собою мысли и голоса. Я смотрю на них, но так как не помню лиц, не могу им даже этого рассказать. Раньше я их лечила, в расселинах диких скал собирала целебные травы и горький мед, только ты меня надолго не отпускал, ты привык, что кто-то в недрах твоих живет. Эти люди уходили путем огня, эти люди расплатились со мной войной. Ты своим утесом молча скрывал меня от вселенной, разрушавшейся за стеной. А когда пришла блаженная пустота, испарились даже отзвуки их шагов, я несла тебе дары на алтарь листа и пила твое рассветное молоко.

    Сохрани и помилуй, Боже, единых нас. Даруй нам и теплых зим, и спокойных лет.

    Здесь высокий берег, море и тишина.

    Моя хижина лепится боком к твоей скале.


  • 5 июня 2013 | 17:51 Мяк. 

    Моя маленькая девочка.

    Обнимать тебя, в ночи, сонную, разметавшуюся по подушке, укрывать и чувствовать в себе нарастающее тепло. Кругом мурчат коты, ты тихо спишь и нет прекраснее твоих губ. Борюсь с соблазном целовать тебя.

    Ты — мое счастье.

    «Утро крадется медленно, не спеша, свет проникает в ткань, попадает внутрь комнаты, разделенной на первый шаг, на ожиданье шороха, на минуту перед прыжком, на тело прыжка, на взмах лапы над спящим, на тонкое покрывало, на искушение первой сойти с ума, сбросить его и все, что оно скрывало, видеть так явственно, тысячами пружин сдерживать дрожь, предчувствуя голос силы в том человеке, что некогда был чужим, но, приручив, проснулся невыносимо близким…
    Дыхание. Сотни живых лучей будят тебя, теплом проходя сквозь кожу.
    Утро лежит, урча, на твоем плече.
    Ты его гладишь нежно и осторожно.»

    © Кот Басё

  • 17 мая 2013 | 01:54 Кот Басё. 

    Каждый пастырь строг, каждый бес строптив, каждый путь лукав. Не успею в срок, не приду простить, не найду лекарств. Открывает дверь, не скрывает ран, не умеет врать. Сын мой, я осторожный зверь, постоянный страх, я бездарный врач.

    Мне бы псом у ног, да полсотни книг, чтобы каждое слово – к ней. Но в глазах темно, не горят огни, никогда не найти огней. А она ничего не ждет, за окном дождит, по утрам туман. Я бессилен, я изможден, я всегда один, я схожу с ума.

    Сочинять ей блюз, причинять ей боль, целовать ее на бегу.

    Сын мой, я за себя боюсь, я хреновый бог.

    Ибо большего

    не могу.


  • 15 февраля 2013 | 23:39 Кот Басё (с) 

    Нас накажут покоем, но все повторится опять.
    Мама даже не знает, во что мы ночами играем.
    Мысли тихо скрипят под ногами и мы замираем…
    Мы на цыпочках сходим с ума, наши взрослые спят.

    Теги: стихи

  • 15 февраля 2013 | 23:38 Кот Басё (с). 

    Родиться сейчас еще раз — это совсем не страшно, схватками ночь наполнить, выдержать первый бой. И появиться сразу в белой мужской рубашке – чтобы дышало тело, пахнущее тобой. Выйти в тебя, как в космос, утром тебя укутать – первым январским утром, легким, как снежный пух. И надевая кольца, и заплетая косы, видеть, как ты смеешься, и превращаться в слух. Солнце пронзает шторы, чай наполняет чашку, смятой постели волны катятся к берегам…

    Родиться с тобой еще раз – в белой мужской рубашке,
    снять ее осторожно
    и бросить
    к твоим ногам.

    Теги: стихи

  • 15 февраля 2013 | 23:37 Кот Басё (с) 

    Из чего состоит это все? Из звуков - телефонных звонков да случайных песен. Кроме звуков нет признаков, что друг другу мы важны, что я тебе интересен, что во мне, закутана в децибелы, спит такая тишь, от которой страшно. Si vis pacem, девочка, para bellum. Потому что я выключу звук однажды. И тогда, обрушившись свежим снегом, погрузив в молчание, словно в Лету, отделив от голоса человека, тишина моя призовет к ответу. Окружит, обнажит и обезоружит, бросит нас, бессловесных, - попробуй выжить.

    И тогда ты узнаешь, что звук не нужен… звук не нужен, девочка… тише…
    Тише.


    Теги: стихи

  • 5 ноября 2012 | 02:14 Вроде… 


    … а когда надо… никого нет.

    корявая я какая-то.

    Прямо злость берет…………………….

  • 31 октября 2012 | 01:23 Тишина 

    Иногда очень хочется внутренней и внешней тишины.
    Хочется сидеть в доме, где больше никого нет. У большого окна. За которым тихо опускается снег, ложится мягким белым покрывалом, делая все незначительным. Сидеть в тишине и не слушать даже себя. Не допускать мыслей. Чувств. Сомнений. Сожалений. Радости. Любви. Желаний.

    Чтобы было светло и тихо. И от этого легко.

    Keiko MatsuiLove